Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Паспортно-визовый стон

Паспортно-визовая служба - учреждение, через которое приходится пройти каждому. Причем неоднократно. Все заметные перемены в жизни горожанина ведут его в ПВС. Прописка, выписка, смена фамилии, получение и замена самого паспорта.
Раньше советский "основной документ" получали один раз. Потом просто вклеивали новые фотографии. Теперь все сложнее - паспорт в 20 и 45 лет надо менять. Если задержитесь со сменой на месяц - штраф до 2500 рублей. Регистрироваться в ПВС граждане обязаны при любых, самых краткосрочных переездах. Загранпаспорт и один раз получить - проблема, а его еще нужно менять каждые пять лет. С этого года без него не въедешь даже в Казахстан и Украину. Не избавлены от посещения ПВС и иностранцы. Все они, живущие или работающие в Южно-Сахалинске, обязаны зарегистрироваться, регулярно отмечаться, если надо - оформлять временное проживание. А в нашем городе сейчас только легально живущих граждан других государств - больше 11 тысяч. Они совместно с полутора сотнями тысяч прописанных в Южном регулярно бывают в паспортном столе. Он расположен на проспекте Победы, 6А. То, что происходит в нем, давно стало "притчей во языцех". Как в старые добрые времена , очередь занимают за несколько дней. Пишут номера, приходят отмечаться утром и вечером. Моя знакомая, будучи 180-й, на прием в один день так и не попала. Очередь порой даже продают предприимчивые посетители. В коридорах негде не то, что присесть, - даже стоять. Вентиляция в здании отсутствует абсолютно. Духота и теснота просто невыносим. Люди от них звереют. Хотите испытать судьбу - попробуйте пройти на прием в ПВС без очереди. Порвут... К стенду с образцами заполняемых документов невозможно протиснуться. Туалета нет. Хорошо, что наш народ закален подобными ситуациями с детства. Рядом есть школа, стройка и пара десятков подъездов. Их и используют особо жаждущие. В общем, посещение паспортно-визовой службы - испытание не для слабонервных.
Ольга Савченко, начальник ПВС, говорит, что все их проблемы можно решить, если переехать в новое здание. В теперешнее помещение она въехала в 1998 году. Поначалу оно показалось роскошным - было в два раза больше старого. Теперь, когда функции ПВС постоянно расширяются, места катастрофически не хватает. Она занимает первый этаж в элитном жилом доме. Площадь помещения - почти 300 квадратных метров. Но много это только на первый взгляд. В учреждении трудится 33 человека. Всем им негде даже с комфортом сесть для приема посетителей. Идем на экскурсию. В кабинете размером с однокомнатную квартиру сидит 6 сотрудников. Между их столами трудно даже пробраться. Здесь работают с иностранцами. Остальные кабинеты - еще меньше. Там тоже везде работают по несколько человек. Все потолки облуплены, в клочьях краски. Они регулярно протекают - наверху то ли сауна, то ли бассейн.
Заходим в архив. Крохотная комнатка, не больше прихожей в типовой "хрущевке". Деревянные стеллажи до потолка. На них - груды бумаги. Почти 700 тысяч записей на всех жителей и гостей города. До полок добираются по стремянке. Духота в архиве просто сбивает с ног. По словам Ольги Евгеньевны, вентиляции в здании не предусмотрено вообще. Вокруг десятки горшков с цветами, однако они не помогают. В день через учреждение проходит до 700 посетителей. Только сдают документы на получение паспорта до 60 человек в день. Летом, в жару, паспортный стол превращается в душегубку. В прошлом июле прямо под дверью одного из кабинетов умерла пожилая женщина. Гипертоник, она не вынесла духоты. "Скорая" помочь не успела...
- Люди в таких условиях просто с ума сходят, - говорит Ольга Савченко устало,- Мы постоянно разнимаем драки. Две очереди начинают выяснять, чья правильная. Регулярно вызываем ДПС, -справится с хулиганами сами просто не можем. Почти на каждую сотрудницу уже не раз кидались с кулаками. Такое и со мной недавно было. Один сначала ходил угрожал - и застрелит, и взорвет. В итоге бросился на меня. Хорошо, в кабинете был еще один посетитель - оперативник. Если бы не он, даже не знаю, чем бы все закончилось... На него завели уголовное дело, идет следствие.
Другой "клиент", недавно освободившийся с "зоны", попытался прорваться к ней на прием в обед. Уселся и отказался выходить. "Ты меня все равно примешь!". Откуда у хрупкой женщины взялись силы - неизвестно. Она вышвырнула его из кабинета. Однако последнее слово хам все же оставил за собой - расколотил стеклянные двери. Теперь там стоят металлические...
Но это, говорит Ольга Евгеньевна, обычный человеческий фактор. От это не застрахованы ни в одном учреждении. Гораздо хуже и опаснее - то, что у ПВС до сих пор нет никакого транспорта. Документы строгой отчетности, бланки паспортов сотрудницам приходится возить в УВД "своим ходом". Ездят на маршрутках, просят отвезти стоящих в очереди. Однажды такая просьба чуть не закончилась трагедией. Двух девушек с документами повезли приятные молодые люди. А через десять минут Савченко позвонили из ОМОНа: "У вас такие-то работают? А че они с бандитами ездят?" Оказывается, парни вместе с машиной были в розыске. За ними погнался ОМОН. Машину остановили со стрельбой, девушек вместе с бандитами положили на снег. К счастью, все закончилось хорошо, сотрудницы не пострадали. Если документы пропадут, отвечать за это будут работники ПВС. Однако выделить им для работы хотя бы одну машину начальство не может. Так и работают...
- Хорошо, что наконец закончилась паспортизация. Мы почти шесть лет носили паспорта домой ветеранам и инвалидам. Если бы не вице-мэр Валерий Туляков, в срок могли и не управиться. Он давал нам свою служебную машину развозить документы...
Многих посетителей ПВС возмущает, что она работает до 17 часов и только 4 дня в неделю. Они просто не знают, что работа паспортистов заканчивается почти ночью. Когда уйдут посетители, надо завершить все бумажные дела. Ответить на запросы УВД и прокуратуры. Только за прошлую неделю их было больше 40, а с каждым надо разобраться. Еще паспортный стол занимается поиском уклоняющихся от алиментов. А выдавать первый паспорт молодежи по инструкции обязан лично начальник ПВС, в торжественной обстановке, с гимном. Представляете? А после работы каждый сотрудник берет адреса и ходит по ним. Проверяет, узнает, ищет иностранцев... Кошмарная работа. Может, из-за ее сложности, Ольгу Савченко очень обижают вопросы о коррупции в ее учреждении.
- Обвинения во взяточничестве мы слышим регулярно. Но за все годы существования нашего отдела ни один сотрудник не был уличен во взятке. Недавно мне позвонили и возмущались, что дали взятку в 200 евро, а загранпаспорта до сих пор нет. Оказалось, они заплатили 6.5 тысяч одной фирме. Те обещают ускоренное получение документов. Они "оказывают консультативные услуги". Проще говоря, заполняют бланки, сдают их, занимают очереди. Многие предпочитают заплатить эти немалые деньги, лишь бы не выстаивать эти жуткие очереди. Технически это законно, мы обращались и в ФСБ, и в управление собственной безопасности. Эти дельцы работают до сих пор...
Самая большая мечта паспортистов - получить, наконец, новое здание. Хотя бы в два раза больше. Чтобы был просторный вестибюль. Повесить в нем стенды с образцами, поставить столы. Чтобы в помещении была вентиляция и люди больше не падали в обморок от духоты. Каждый год СЭС выносит предписание о закрытии ПВС. Работать и посещать его просто опасно для здоровья. Чтобы было куда посадить новых сотрудников и наконец покончить с очередями. Недавно Ольге Савченко удалось "выбить" у начальства трех дополнительных сотрудников. Чтобы победить давку, их надо еще минимум десять. В теперешнем здании их просто некуда будет посадить. В новом, уверена Ольга Евгеньевна, ей бы удалось получить эти ставки. Начальство к ее словам прислушиваться не желает. Ничего удивительного. В пресс-службе УВД мне сообщили, что сотрудников милиции в паспортном принимают во внерабочее время. Тех, что с высокими должностями и званиями. И правда, хоть убейте меня, не могу представить себе генерала милиции, отмечающегося в очереди... Власть тоже не дала особых поводов для оптимизма. Вице-губернатор Виктор Нагорный признает, что происходящее в ПВС ненормально.
- Менял недавно паспорт, условия просто адские. Я проинформировал о происходящем отдел, который курирует органы внутренних дел. Но пока результатов нет. Если областная власть и захочет помочь, это невозможно. С мэрией просто бесполезно говорить. У них помещений нет. Горожане не заслуживают такого варварского отношения к себе...
Курирующий работу ПВС вице-мэр Валерий Туляков согласен с Нагорным.
- Положение паспортного кошмарное. Я бываю там каждую неделю, пытаюсь помочь. Но руководство УВД считает что решать этот вопрос должен только город. А нам просто некуда их переселить! Чиновники меняют и получают паспорта так же, как простые граждане. Ко мне регулярно обращаются с просьбой помочь в этом, я всем отказываю. Решать, конечно, что-то надо...
Не знаю, все ли высшие чиновники так принципиальны. Сомневаюсь. Но в ПВС ходит байка, как два года назад сам Федор Сидоренко стоял в очереди. Тогда она еще не бывала такой огромной. Иначе, наверное, он давно бы выделил им здание. А пока область, город и УВД решают, кто должен заботиться о людях, им придется томиться в унизительных очередях.
Ау, претенденты на кресло мэра! Депутаты Городского Собрания! Вам уже нужно привлекать к себе избирателей! Выборы скоро! Займитесь бедами паспортного стола - вам будет очень благодарен весь город! Подумайте...
Дмитрий Холмогоров.

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009