Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Как возлюбить аборигена

Расхождения во взглядах на свою собственную судьбу случились у сахалинских аборигенов не впервые. И раньше было, что отдельные группы полемизировали друг с другом. Несмотря на то что интересы у нивхов, уйльта, эвенков вроде бы общие, едва ли не каждый имел собственное представление о том, как их следует отстаивать. Однако до поры до времени все оставалось на уровне полемики. Проводились привычные съезды, менялись лидеры общественных организаций, словом, все как всегда.
Обострение началось, когда шельфовые проекты начали вступать в стадию реальной добычи нефти. Тут-то и выяснилось, что у коренных народов много претензий к шельфовикам. Хотя следует отметить, что когда эти проекты проходили стадию обсуждения и утверждения, в целом удавалось находить общий язык. Да и если уж говорить честно, то за долгие годы добычи нефти на севере острова российскими компаниями аборигены привыкли, что вопросы возмещения вреда решаются не на уровне общественных организаций, а в начальственных кабинетах. В пикеты в те времена никто не выходил, акций протеста не устраивал, и даже несгибаемый борец за права аборигенов писатель Владимир Санги предпочитал возвышать свой голос в защиту соплеменников в Москве, а не на Сахалине.
Вопросы разработки природных ресурсов в местах традиционного землепользования коренных народов всегда и во всем мире очень сложны и щепетильны. Равно как и вопросы на тему, что дала и что отняла у них власть. Еще двадцать лет назад многие сегодняшние радетели за права аборигенов, в том числе из их же среды, с трибун благодарили партию и правительство за заботу и помощь. Пожелтевшие газетные страницы бесстрастно хранят эти проявления благодарности. Сегодня забота и помощь обернулись геноцидом и оккупацией, требованиями репараций у большого белого брата и прочими скандальными заявлениями. Ну что поделать, если мы не принимаем историю как она есть, а всякий раз переписываем ее в угоду моменту.
Но тем не менее реальные проблемы остаются. Решать их надо было, что называется, на берегу, но и берег этот уже далек, не углядишь, кто там отправлял лодку в плавание и почему сразу не оговорил, какие права имеют пассажиры. А раз так, то всегда имеется возможность затеять споры кто правее.
Еще осенью прошедшего года сахалинские аборигены провели свой съезд, и ничего не предвещало обвального развития событий. А они обвалились. Нашлись недовольные деятельностью ассоциации КМНС, и вдруг выяснилось, что она не совсем легитимна. Почему это не выяснилось сразу на съезде, непонятно. Дальше обострились отношения с нефтяниками - лидеры ассоциации решили добиваться проведения этнологической экспертизы, в чем не сильно преуспели, получив в ответ ссылку на отсутствие законов о подобного рода экспертизе. Возможно, эти переговоры прошли бы незамеченными в ряду других, но тут уж не упустили своего некоторые политические партии. Пиариться на защите аборигенов - дело беспроигрышное. Заметим, кстати, что до того никто из местных политиков внимания проблемам КМНС не уделял, за исключением разве "Экологической вахты Сахалина".
Остроту ситуации мог бы снять серьезный квалифицированный разговор всех заинтересованных сторон, включая администрацию области, членов ассоциации и руководителей нефтяных компаний. И такая попытка вроде бы была сделана. Однако выглядела она странно. Был составлен некий договор, который от лица аборигенов подписали срочно вызванные в областную столицу и никем не делегированные представители КМНС, вице-губернатор Г. Карлов и представители добывающих компаний. Всем было понятно, что это не более, чем попытка спешно загасить разгорающийся костер, однако дровишки были сырыми…
Громкая акция по перекрытию дороги на севере острова, сопровождаемая заявлениями политиков, состоялась. Стало ясно, что ассоциация уходит из-под контроля администрации. И тогда вызрело решение создать другую, альтернативную организацию с другим лидером. Сделать это было легко, потому что распри существовали всегда. То северу казалось, что соплеменники в центре острова живут лучше, то центр пенял областной столице на неправильное, по его мнению, распределение квот и финансов, то роды заявляли претензии друг другу, то лидеры мерялись, у кого из них больше прав представлять народ, то боролись за своего представителя в облдуме, то боролись против него…
В спешном порядке сколотили новую общественную организацию, возглавил которую молодой общественник С. Курмангужинов. Теперь появилось два лидера - новый и старый, А. Лиманзо, которого кое-кому сильно хотелось отодвинуть от дел, но не получилось. Не дожидаясь, пока окончательно легитимизируют ассоциацию,
А. Лиманзо с единомышленниками создал общественное движение КМНС. И на свет явилось три организации, каждая из которых ставила своей задачей отстоять права аборигенов.
Тот факт, что союз, возглавляемый С. Курмангужиновым, создавался под патронатом областной администрации, ни для кого не являлся секретом. Окончательно уверенность в этом подкрепила публикация в одной из областной газет, носящая явно заказной и необъективный характер. Автор скрылся под псевдонимом, но Южно-Сахалинск не Москва, здесь эти штучки не проходят. Еще можно было бы сослаться на то, что, мол, все опубликованное не более, чем мнение автора, пускай и анонимного. Однако когда перепечатки появились в районной прессе, сомнений ни у кого не осталось - заказ. У кого еще, кроме как у обладминистрации, существуют такие возможности, чтобы распространить заказуху по районкам. Но сработана вся операция так топорно, что диву даешься - какие же специалисты сидят у нас в администрации?
История приобрела анекдотичный характер. Ясно, что цель - убрать неугодную ассоциацию во главе с ее лидером - не достигнута. Не достигнута и другая цель - придать спору аборигенов с нефтяниками рядовой характер. Мало того, уже и Москва к этому делу прицепилась, наблюдает, чем дело кончится. А оно никак не кончается, а только растет вширь и вглубь. Необходимо срочно попытаться вернуть хотя бы подобие контроля над непокорными. А то вдруг они станут влиятельной и самостоятельной силой, с которой придется считаться уже не только разработчикам шельфа, но и самой администрации. И была выдвинута новая идея - объединиться. Вопрос, зачем нужно было разъединяться, чтобы тут же кинуться в объятия друг к другу, повис в воздухе.
В итоге на прошлой неделе разъединенные аборигены вновь объединились и даже избрали региональный совет уполномоченных, который будет дорабатывать программу развития КМНС и по мере сил разрешать проблемы аборигенов. Председателем совета стал… А. Лиманзо, так усердно задвигаемый в тень. Не хочу судить, плох или хорош этот лидер, не мое это дело. Люди выбрали, значит, считают, что он лучше других справится со своими обязанностями. Нашлись, конечно, недовольные этим выбором. В ход снова пошли аргументы о выкручивании рук делегатам (уж не Лиманзо ли их выкручивал?), о том, что какие-то силы довлели над делегатами и влияли на их решение. Незамедлительно с заявлением выступил В. Санги, который даже не вошел в состав совета. В его интерпретации съезд тоже оказался нелигитимным, хотя он же его как председатель оргкомитета и готовил. Поэтому мир, которого вроде бы достигли на объединительном съезде аборигены, хрупок. Хватит небольшого толчка, чтобы вновь начался дележ власти и влияния.
Остается надеяться, что на этот раз народу действительно хватит мудрости не поддаваться на провокационные заявления, отторгнуть стремление некоторых местных деятелей заработать на аборигенах политический капитал, вести с искушенными нефтяниками серьезный и деловой разговор, подписывать реальные, а не показушные договоры. В конце концов разобраться в своих проблемах может только сам народ. Уповать на власть, как видим, иногда даже вредно. Особенно на ту ее часть, которая выборные технологии бездумно переносит на очень непростую жизнь, не просчитывая последствий своих шагов. Воистину - беда, коль пироги берется печь сапожник…
Сергей Наумов.

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009