Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Читайте, граждане, книги

Поговорим о литературе. На днях "Экологическая вахта Сахалина" приступила к распространению среди всех заинтересованных лиц двух изданных ею книг, каждая из которых затрагивает, в том числе, и важные вопросы экономического характера.
Первое издание представляет собой доклад члена SERIS , а также члена Британского института экономики энергетики и Международной ассоциации по экономике энергетики доктора Иэна Рутледжа, посвященный анализу распределения доходов по проекту "Сахалин-2". О методологии данного анализа говорить не будем, поскольку речь идет о вещах более чем специфических, приведем лишь некоторые выводы:
"СРП является обычным договорным механизмом, используемым в нефтедобывающей отрасли по всему миру… Однако некоторые условия в СРП проекта Сахалин II не типичны для большинства СРП, используемых во всем мире. СРП проекта Сахалин II, является, в частности, невыгодным для российской стороны, и тот факт, что она согласилась с такими условиями, вызывает удивление".
Что же удивило г-на Рутледжа?
Основной особенностью типичных договоров о разделе продукции является то, что нефтяные компании берут ответственность за собственные риски на себя. В нашем случае, наоборот, большую часть рисков взяло на себя российское государство. "Более того, радикально изменив стандартный механизм СРП, SEIC (Сахалин Энерджи) переложило также большинство рисков, связанных с дополнительными строительными затратами, и ценами на нефть и газ на правительство России". Большинство СРП предусматривает, что после того, как "затратная нефть" покроет все инвестиционные вложения, "доходная нефть" начинает сразу делиться. В нашем случае это произойдет не сразу, а после того, как компания достигнет определенного уровня рентабельности. "Фактически на определенном этапе проекта консорциум может решить инвестировать дополнительный капитал (например, путем расширения, добавив дополнительную линию по сжижению природного газа), тем самым продолжая отказывать российскому государству в его доле углеводородов". "Проект имеет неопределенный срок действия… и похож, скорее на "нефтяную концессию", установленную по средневосточным правилам начала 20-го столетия, чем на современные стандартные СРП". Кроме того, плата за право разрабатывать месторождения составляет 6%, тогда как в других использующих СРП странах эта плата, как правило, находится в рамках 10-20%. И так далее и тому подобное, что позволило издателям озаглавить доклад "СРП проекта Сахалин II - соглашение о "неразделе продукции".
То есть выгоды для России от наших проектов совсем неочевидны. Но еще более неочевидны они для нашей области в связи с недавними изменениями федерального законодательства. И в этой связи превалирующим становится вопрос о потенциальных угрозах, которые несет разработка шельфа. То есть сверходоходов мы не получим, зато сверхубытки от аварийных разливов нефтепродуктов вовсе не исключены. Поэтому, по идее, со стороны властей всех уровней в отношении нефтяников должны быть уже не преференции разного рода, которые практиковались до сих пор, а максимально возможное ужесточение требований. И одновременно необходимо обратить особое внимание на развитие других отраслей, способных обеспечить занятость и заработки населения Вторая книга - "Лес и лосось" как раз, собственно, об этом. Как влияет хозяйственная деятельность человека, в частности, лесозаготовки на состояние лососевых стад? Оказывается, на эту тему было немало исследований, но их результаты публиковались в узкоспециальных изданиях и были недоступны широкой публике. Теперь они извлечены из архивов и сведены воедино.
В итоге обществу предъявлены довольно убедительные доказательства того, что если мы хотим увеличения походов лосося, то должны очень щепетильно подходить к охране леса и массовым лесозаготовкам. Очевидно, что никаких промышленных рубок леса по югу области быть уже не должно, поэтому сосредотачивать и наращивать здесь какие-то перерабатывающие мощности, строить новые лесопилки и проч - не имеет смысла. Это впрочем, не означает, что лесозаготовки надо прекращать полностью. Совсем нет. Лесопромышленный комплекс надо тоже развивать в качестве альтернативной шельфу отрасли. Но делать это с учетом интересов других отраслей. А вот удастся ли это сделать? Вопрос остается открытым.
С. Морозов.

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009