Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Туманные перспективы

Десять лет область жила надеждами на шельф, в результате наступило время, когда развитием других отраслей экономики надо не просто заниматься, а заниматься срочнейшим образом, иначе с огромной долей вероятности впереди нас ждет безусловный и очевидный крах.
В числе этих отраслей - производящие основной рыночный продукт рыбная, угольная, лесная промышленности. Да, это сырьевые отрасли, и экономика области в будущем будет подвержена всем сложностям, связанным с функционированием полуколониальных экономик, построенных исключительно на сырьевом экспорте, но тут, как говорится, "се ля ви", надо исходить их того, что имеется.
Из всех вышеупомянутых отраслей наиболее просматриваются перспективы в угольной, как ни странно, отрасли. И дело не только в том, что разведанные запасы угля на Сахалине составляют миллиарды тонн. Сами по себе природные богатства, которыми так любят гордиться островитяне, не представляют из себя ничего интересного. Интерес представляет исключительно те ресурсы, которые удается превратить в продукт и продать на рынке. В угольной отрасли есть человек, который это понимает - столичный предприниматель О. Мисевра, который сконцентрировал в своих руках уже 80 процентов угольной промышленности Сахалина. Потребности области в твердом топливе он уже закрыл и теперь активно ищет внешние рынки сбыта. Причем, удачно. В прошлом году на экспорт было отправлено 234 тысячи тонн угля, в нынешнем году планируется отгрузить почти 900 тысяч тонн, готовятся к подписанию ряд перспективных контрактов на долгосрочные поставки до 1, 5 миллиона тонн угля. А всего, как сообщил побывавший на днях в Южно-Сахалинске О. Мисевра, в его планах довести долю экспорта до 50 процентов производства, таким образом ООО "Управляющая компания "Сахалинуголь" собирается в перспективе добывать свыше 4 миллионов тонн угля и половину его экспортировать. Причем, в перспективе самой ближайшей. Уже в этом году компания должна преодолеть 3-х миллионный рубеж по добыче. Добыча вырастет благодаря тому, что мошность бошняковского разреза будет увеличена вдвое, мощность мнгидайского - в десять раз.
Главная проблема угольщиков - отсутствие возможностей загружать крупнотоннажные суда. Если в угледобывающих районах удастся построить отгрузочные терминалы (тут необходимо участие государства), к которым смогут швартоваться 50-тысячники, то возможности добычи можно будет наращивать и наращивать.
К сожалению, в лесной отрасли такого мощного инвестора нет, мелкие же компании не в силах самостоятельно пробиться в пригодные к разработке северные лесные массивы. Кроме того, экономика лесозаготовок по-прежнему остается корявой. В качестве продукта на рынке используется, в основном, только экспортный пиловочник, остальная древесина - а это половина дерева, бросается в лесу. Но затраты на ее заготовку ни куда не деваются, ложатся на себестоимость и снижают конкурентоспособность продаваемой продукции и инвестиционную привлекательность лесопромышленного комплекса. Без решения вопроса об использовании древесина 3 сорта, горельника, вершин, комлев и коры - отрасль не поднять. Но он пока не решается.
В рыбной промышленности ситуация пока неопределенная, но определенные надежды вызывают активные попытки федерального центра построить нормальную систему функционирования отрасли. В общих чертах она должна быть создана как раз в нынешнем году. И огромное значение тут будет иметь закон "О прибрежном рыболовстве", разработка которого идет полным ходом. Как сказано в Пояснительной записке к первому его проекту: "Помимо экономического аспекта прибрежного рыболовства чрезвычайно важным является аспект социальный. Создание каждого рабочего места рыбака автоматически влечет за собой создание, как минимум, 6-8 рабочих мест в сфере торговли, транспорта, рыбообработки, судоремонта и т.д. Суммарный социально-экономический эффект этой цепочки настолько велик, что во многих странах государством оказывается прямая или косвенная финансовая поддержка прибрежному рыболовству в тех случаях, когда первое звено, то есть непосредственно промысел, оказывается нерентабельным". Мысль более чем правильная и для нашей области наиважнейшая. Но вот насколько будет соответствовать ей сам закон?
И, наконец, много разговоров в последнее время идет о развитии туризма. Мировой опыт свидетельствует - "за". Однако удастся ли переложить этот мировой опыт на нашу почву? Туризм требует больших вложений в развитие инфраструктуры, а мы пока не собираемся использовать даже то, что есть. Например, Курилы. Там ничего строить не надо - просто предложить новый маршрут для многочисленных круизных лайнеров, бороздящих воды мирового океана. А уж уникальные курильские вулканы сами себя продемонстрируют. А заодно принесут доход продавцам сувениров, гидам-проводникам и прочему люду. Но пока нет и этого. И, очевидно, на то есть какие-то объективные причины, которых либо не знают, либо о них умалчивают. А без вскрытия этих причин и ликвидации вызываемых ими проблем, о каком развитии можно говорить?
Так что перспективы у нас, по большому счету, пока еще весьма туманные…
С. Морозов.

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009