Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

О рыбе снова и опять

В северной и центральной части Сахалина началась первая путина года - наважья. Сама по себе навага не является "определяющей" рыбой нашего региона - ее разрешается добыть немногим более 6 тысяч тонн, то есть менее двух процентов общегодового улова. И тем не менее начало наважьей путины - факт примечательный и замечательный, свидетельствующий о том, что в рыболовецкой отрасли проявились проблески наведения элементарного порядка.
Напомним, что аналогичная путина прошлого года была по сути сорвана. Водно-биологические ресурсы являются федеральной собственностью, и разрешает их добычу исключительно центр. А там как всегда затяжки - то одного чиновника нет, то другой заболел и т.д. А рыба не ждет. В итоге властям региона то и дело приходилось на свой страх и риск, под угрозой возбуждения уголовного дела, давать разрешения на начало ограниченной - лишь бы рыбаки не стояли без дела - путины. Причем, касалось это не только наваги. В прошлом году аналогичным образом был сорван минтай, в позапрошлые годы - лосось…
И не случайно, когда С. Подолян, перебираясь в столицу, встречался с журналистами, вопрос о том, может ли он гарантировать своевременное начало наважьей путины 2005 года - был задан специально. С. Подолян гарантировал. И слово свое сдержал. Так что теперь можно говорить и о том, что с большей долей вероятности начало сезонной добычи других водно-биологических ресурсов также будут начинаться (разрешаться) в оптимальные сроки и одной головной болью у наших рыбаков станет меньше. Во всяком случае, за первую половину января освоено, по некоторым данным, уже более половины квот! А в прошлом году с 15 января чиновники еще все только еще начинали!
Словом, процесс вроде как пошел. Однако, все мы понимаем, что не все так просто. Например, одним из наиболее положительных моментов уходящего года называют принятие Закона "О рыболовстве", проект которого ходил по инстанциям около 10 лет. И никто не спорит - Закон, это хорошо.
Однако обольщаться не будем. При более внимательном изучении документа становиться ясно, что основное его преимущество - именно статус закона и некоторая долгосрочная определенность для рыбаков, заключающаяся в выделении квот на пять лет. Остальные интересные новинки изложены, в отличие от многочисленных проектов, очень неконкретно. То есть детализация будет идти последующими подзаконными актами, а это широкое поле деятельности для коррупции и конфликтов. В этом закон во многом проигрывает даже тому законопроекту, который поступал в Госдуму.
Возьмем, например, такую норму, как прибрежное рыболовство. Ранее прибрежным рыболовством называлась добыча ВБР в пределах 12-мильной зоны, то есть госграницы. Проектом закона вводилось смелое определение о том, что прибрежным рыболовством называется добыча ВБР в пределах экономической зоны РФ, т.е. 200 миль, при условии сдачи продукции на российский берег. В принятом Законе по этой части осталась следующая норма: "прибрежное рыболовство - промышленное рыболовство, целью которого является доставка уловов свежих или охлажденных водных биоресурсов для переработки или реализации на территории Российской Федерации". То есть расстояния не детализированы, а между тем, это предельно важно, ибо неизбежен конфликт с Законом о госгранице. Если прибрежка будет распространена за пределы 12 миль, то рыбакам нужен льготный режим пересечения границы, иначе особого смысла везти рыбу на берег и загружать свои перерабатывающие мощности у них не будет, как нет его сейчас. Но данный очень важный момент в Законе не прописан.
Прибрежка важна не только загрузкой береговой переработки, то есть дополнительными рабочими местами и заработками на берегу, но и тем, что данный промысел попадает в зону ответственности субъектов федерации, которые имеют возможность оперативно реагировать на возникающие изменения - с погодой, подходами рыбы и проч. Компетенция регионов в принятом Законе заметно снижена (по сравнению с первоначальными вариантами). Основные решения будет принимать федеральный орган исполнительной власти, а если и субъект федерации, то по согласованию с федеральным центром.
Нет решения и набирающего в нашей области силу конфликта между сторонниками рыборазведения и традиционного промысла лосося. Для того, что бы развивать рыбоводство, мы должны найти возможность компенсации многочисленных затрат рыбоводов. Полгода они "нянчатся" с икрой и мальками, несут затраты на корм, персонал и многое другое, в итоге "сделанная" ими рыба становится федеральной собственностью. На нее, во-первых, надо получить квоту, а во-вторых, заплатить за нее.
В качестве решения рыбоводы предлагают передать им дополнительные участки в устье рек, на которых стоят заводы. Они будут брать и перерабатывать свою рыбу, чем и возместят свои расходы. Но тут уж против "традиционные" рыбаки, поскольку эти участки заберут у них. Закон же гласит только: "Искусственное воспроизводство водных биоресурсов в водных объектах рыбохозяйственного значения осуществляется по договорам, заключаемым с федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства". А что будет в этих договорах - непонятно. Как и то - стоит ли строить рыбоводные заводы на Сахалине и Курилах.
Так что принятый Закон, увы, ответа на многие вопросы не дает. Однако общая тенденция повышения управляемости отрасли дает надежду на то, что нынешний год будет не столь провальным (официально) по уловам как 2004, и очередной Новый год обойдется без очередной отставки "рыбного" вице-губернатора.
С. Морозов.

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009