Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Кому это надо?

В последнее время то и дело слышишь об озабоченности федерального центра демографической ситуацией на Дальнем Востоке в целом и Сахалине в частности. Мол, исчезает население, скоро совсем не останется, что тогда делать? В качестве превентивных мер уже предложено многое: и президентская программа по переселению на ДВ сограждан из стран СНГ, и рабочая группа госсовета по делам ДВ, и, в перспективе, создание специального министерства по делам ДВ, не говоря уже о наличии и реализации ряда крупных федеральных целевых программ развития ДВ, призванных поправить здесь экономическую ситуацию, а, следовательно, и увеличить привлекательность региона. Можно было бы даже возгордится подобным вниманием… если бы, конечно, от него был какой-то толк. Потому что чем дальше и больше, тем упорнее складывается впечатление, что все происходящее - шум ради шума, наше очередное "последнее китайское предупреждение" "китайской угрозе", с которой попросту не знают, как бороться. Или - точнее - не хотят.
В качестве примера обратимся к тем годам, когда хотели. Еще на памяти сталинские льготы для переселенцев на южный Сахалин, и хрущевские "заморозки", и брежневская "оттепель". Но обратимся к временам более ранним, когда Сахалин становился "Сахалином" в современном понимании этого слова, то есть к началу XX века.
Как известно, прежде всего остров пробовали колонизировать с помощью каторги, тем самым надолго испортив его имидж. Только совершенно отчаявшийся человек мог добровольно переселиться на Сахалин. И не потому что климат здесь дурной и земля плохая. По европейскому северу, в Архангельске, климат не лучше. Однако, помор - звучит гордо и вольно. Наши крестьяне спокойно селились и в тайге, и в тундре, приняв даже непосредственное участие в создании отдельного северного народа - долган. А вот Сахалин для них стал как чума.
Не будем останавливаться и на японской колонизации юга острова - в те времена японская часть Сахалина представляла особую территорию, с особыми условиями освоения (объединение Карафуто с Японией было провозглашено только в 1942 году). Хотя, в принципе, здесь использовались все те же стандартные приемы для скорейшего заселения земли - льготы, льготы и еще раз льготы. Бесплатный проезд, бесплатная земля, семена, строительные материалы - можно было завербоваться на Карафуто с одной мотыгой, и через несколько лет стать уважаемым и обеспеченным по меркам Хоккайдо человеком.
В качестве примера возьмем ставший советским север острова. В 1925 году после ухода японцев здесь проживало около 6 тысяч коренного и немногим более 2-х тысяч туземного населения. "Туземцами" в те неполиткорректные времена называли представителей нынешних коренных малочисленных народов Севера, "коренными" - закрепившихся на острове переселенцев из России (как их называют сейчас - неизвестно).
Таким количеством людей, а главной производительной силой общества, как известно, являются трудовые ресурсы, Сахалин было не поднять. Поэтому правительство начало проводить активную миграционную политику. В 1928 году общее население Северного Сахалина составило 13400, в 1931 - 39305, в 1934 - 72869 человек - за 8 лет рост в 5,5 раза (сейчас в Охинском, Ногликском, Александровском и Тымовском районах живет около 80 тысяч человек). Напомним, ГУЛАГ тогда еще не развернулся в полную силу, приходилось действовать призывами, уговорами, посулами и партийными приказами (впрочем, партийная прослойка среди прибывших была довольно мала).
Уже в 1925 году ЦИК постановил освободить всех жителей Северного Сахалина от всех (за редким исключением) налогов, пошлин и сборов. Был введен беспошлинный ввоз импортных товаров (чем вам не пресловутая "особая экономическая зона", о которой у нас немало говорится, но ничего не делается, хотя никаких особых трудов для ее создания, как видим, не надо). Переселенцам обеспечивался бесплатный проезд, а равно и провоз живого инвентаря - по 2 лошади, одной корове и пяти голов мелкого рогатого скота на семью, выделялась земля, бесплатно предоставлялся лес для строительства и т.д.
Идеализировать то время, конечно, не будем. Многих гнали на Сахалин сложные процессы, происходившие в центральной России и Сибири, многие, побывав на острове, поворачивали назад. И, тем не менее, процесс шел ускоренными темпами. Такими же темпами росла и промышленность, то есть добыча нефти, угля, рыбы, леса. Все увеличивающееся количество промышленных рабочих надо было кормить, а транспортное сообщение с материком в то время было еще хуже, чем сейчас, да и не имелось в мире такого излишка продовольствия, поэтому одновременно самым серьезным образом развивалось сельское хозяйство. Кроме того, людям надо было где-то жить. Это комсомольцы-добровольцы могли обойтись землянками-палатками, а серьезным семейным людям для закрепления требовалась надежная крыша, иначе - "прощай, любимый остров", поэтому широко велось пусть и барачное, но строительство. И т.д., и т.п.
Ничего этого нет и в помине, одни лишь многолетние сетования на обезлюживание Дальнего Востока. Почему?
Думается, причина вполне прозрачна. В те времена Сахалин был нужен и интересен центральному правительству как мощный источник дефицитного сырья - нефти, угля, рыбы, леса. Именно под них и велось усиленное заселение. А чем интересен Сахалин центральному правительству сейчас? "Китайской угрозой"? Нефтью? Но упомянутая "угроза" - это нечто абстрактное, а "нефть" вполне может обойтись и вахтовым методом…

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009