Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Такие разные рубежи

На днях президенты США и России, не сговариваясь, выступили на одну тему. Путин в очередной раз ругал правительство, обязывая его предпринять меры по сдерживанию роста цен на горюче-смазочные материалы, которые регулярно дорожают в преддверии посевной. Буш потребовал от своего министерства энергетики прекратить закачку нефти в стратегические хранилища и направить бензин на бензоколонки, чтобы опять-таки удержать цены.
Причина выступлений одна - произошедший в последнее время резкий скачок стоимости нефти. Правда, сейчас она начала снижаться, но все равно и brent, и light остаются на уровне 72 долларов за баррель. Стоимость российской urals традиционно гораздо ниже - 58 долларов за баррель, но речь идет не столько о цене, сколько о ее динамике, которая никому не нравится.
Однако при всей схожести выступлений президентов, речь идет о вещах совершенно разных.
Для США рост цен на нефть и производные, конечно, неприятность, но отнюдь не смертельная. Сейчас, по данным министерства энергетики, в среднем по стране цена за галлон (4,5 литра) бензина составляет 2,9 доллара. Однако в крупных городах розничные цены на заправках уже преодолели психологический трехдолларовый рубеж. Нетрудно рассчитать, что вызвало возмущение Буша - повышение цен для некоторых американцев с 17,6 до 18,2 рубля за литр. Сколько стоит 95-й на наших заправках не мне вам объяснять. При несравнимом с российским уровне жизни американцы, конечно, покричав и погрозив президенту, выдержат и не такой "психологический рубеж". И экономика США тоже. В крайнем случае, напечатают побольше "зеленых" - мировой печатный станок в руках у Америки. И без проблем продолжат заполнять свои стратегические хранилища. Кроме того, Буш одновременно пообещал выделить 2 миллиарда долларов на новые исследования в области альтернативных, более дешевых источников топлива.
А вот для нашей экономики, нашего уровня жизни, любой дополнительный скачок цен - это уже серьезный напряг. И недаром президент сделал упор именно сельском хозяйстве, хотя цены на ГСМ растут и в промежутках между посевной и уборочной. Потому что село уже не тянет нынешнюю стоимость топлива (не говоря уже о новой технике). Кое-какие хозяйства еще будут держаться на плаву, но те, которые находятся в зоне риска и стоят на "экономическом рубеже" - рухнут, потому что мотыгой и сохой можно обработать дачный участок, но никак не многогектарные поля. На это просто не хватит рук.
В такой же ситуации находятся и многие другие отрасли экономики, особенно в сложных и холодных регионах Севера и Дальнего Востока, где немедленно взлетят цены на энергоносители и прочие товары и услуги, поскольку транспортная (в том числе и топливная) составляющая у нас очень велика. Знаете ли вы, например, что привезти автодорогой контейнер из Южно-Сахалинска до Охи уже стоит дороже, чем железной дорогой от Москвы до Ванино? Такая экономика - не работоспособная экономика. (Если она, конечно, не исключительно нефтяная, к чему у нас, похоже, все и идет).
Да, верно было подмечено, странная у нас страна: и низкие цены на нефть для нее - беда, и высокие - беда. Но суть, конечно же, не в стране, а в системе, ей управляющей. Которая до сих пор считает своей главной задачей и достижением - борьбу с инфляцией, а потому огромная часть денег мертвым грузом ложится в кем уже только не раскритикованный Стабфонд. Мол, если запустить эти деньги в экономику, то получатся ужасные вещи.
Что сказать. Деньги по сути своей вещь до сих пор загадочная, как бы ни гнули пальцы экономисты. Что происходит с ними, когда они уходят в общество, досконально не знает никто. Почему в одном случае их вливание приводят к экономическому расцвету, в другом к результатам прямо противоположным? Тут, очевидно, необходимо учитывать множество факторов, и оперативно на них реагировать. Но, похоже, как 15 лет назад власть в стране взяли начетчики от монетаризма, так и рулят, боясь отойти от догм своей чикагской школы. А жизнь, между тем, меняется. И вполне возможно, что необходимо применять уже иные экономические парадигмы, коих, между прочим, немало. Например, все чаще приходит на ум кейнсианство, с его активизацией экономики через оживление внутреннего спроса, что не только спасло Америку в годы великой депрессии, но и заложило прочнейший инфраструктурный фундамент для ее дальнейшего процветания.
Но, увы. Все остается как прежде: президент призывает, однако никто особо и не шевелится, надеясь на "невидимую руку рынка". Сколько лет говорится о том, чтобы отвязать тот же налог на добычу полезных ископаемых от мировых цен на нефть, о том, чтобы изменением таможенных пошлин стимулировать развитие нефтепереработки и нефтехимии? И что, где все это? А уж про выделение из госбюджета 2-х миллиардов долларов на альтернативные источники топлива и говорить, сами понимаете, просто смешно…

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009