Южно-Сахалинский местный общественный фонд
«Дикая природа Сахалина»

Главная

Триумф сахалинской прозы

Жизнь иногда преподносит неожиданные подарки. Так случилось и со мной: мою первую книгу рассказов "Город на колесах", вышедшую в прошлом году в Сахалинском книжном издательстве, номинировали на Всероссийскую литературную премию имени Льва Толстого. И в связи с этим я получил приглашение на X Международные писательские встречи в музей-усадьбу "Ясная Поляна".
Эти встречи проводятся ежегодно, они приурочены к 9 сентября - дню рождения классика мировой литературы. Десятки крупнейших прозаиков, критиков и литературоведов из разных стран собираются на родине Толстого, в легендарном месте, где гений прожил почти полвека, написал свои всемирно известные шедевры - "Войну и мир", "Анну Каренину" и многое-многое другое, что мы любим и перечитываем.
Я каждому от души советую хотя бы раз побывать в Ясной Поляне. И не только потому, что там безумно красиво. Просто подобных музеев в мире - наверное, больше, нет. По сути, это даже не музей - а настоящий исторический и природный заповедник. Здесь заботливо сохраняются старые здания, окруженные живописными парками, садами, лесами. А главное - здесь по-прежнему живут традиции семьи Толстых. И руководит всем этим огромным хозяйством праправнук великого писателя - Владимир Ильич Толстой.
Познакомившись с этим удивительным человеком, я не переставал удивляться, как у него хватает энергии и обаяния для такого количества гостей? Откуда поистине гениальное умение не только четко и красиво организовать все мероприятия, но и создать необыкновенно дружелюбную, душевную атмосферу? Все-таки гены, наверное, великое дело! Ведь и у прапрадеда доставало сил и времени не только бессмертные книги писать, но и принимать за день десятки ходоков со всей России, которые шли и шли в Ясную Поляну. Шли к Толстому - за мудростью и правдой…
На этот раз в усадьбу приехали более 50 писателей из разных регионов России, а также из Испании, Мексики, Италии, Финляндии, Канады, Швейцарии, Израиля. Все пять дней прошли в интереснейших дискуссиях на самые разные темы - от обсуждения модных течений в литературе до размышлений о том, как слово писателя может помочь миру избавиться от угрозы глобальных катастроф и тотального терроризма. Ну и конечно нас познакомили с музеем Льва Николаевича Толстого, а 9 сентября мы возложили цветы на его скромную одинокую могилу, расположенную в глубине парка на краю неглубокого оврага. Кстати, в этот день в усадьбе было буквально не протолкнуться - тысячи людей из самых разных стран пришли поклониться любимому писателю.
В день рождения классика были объявлены имена лауреатов единственной в своем роде литературной премии "Ясная Поляна" имени Льва Толстого за 2005 год. Эта премия вручается лишь в третий раз, но уже стала одной из самых престижных. Она отмечает выдающиеся произведения современной русской литературы, которые продолжают и обогащают лучшие классические традиции нашей художественной прозы. Для того, чтобы быть номинированным на премию "Ясная Поляна" не важно, когда было написано произведение и было ли оно бестселлером. "Шедевр не может устареть, шедевр актуален во все времена", - такова концепция учредителей премии, и с таким подходом невозможно не согласиться.
Теперь самое время объяснить заголовок этой статьи. Дело в том, что лауреатами премии в нынешнем году стали два прозаика, имеющие самое прямое отношение к Сахалину. В номинации "Выдающееся художественное произведение русской литературы" за повесть "Белка" премию получил Анатолий Ким - известнейший прозаик, чьи книги переведены на 23 языка. В юношеские годы Анатолий Андреевич жил в Горнозаводске, там окончил школу, написал первые стихи. Все его ранние рассказы, которые принесли автору мировую известность, посвящены Сахалину.
А в номинации "Выдающееся дебютное художественное произведение русской литературы" за книгу рассказов "Осенняя женщина" лауреатом был назван Александр Яковлев. Признаюсь в скобках - мы с ним давно дружны, с тех пор, как он в 1986-89 гг., после окончания Литературного института, работал журналистом в Холмске. В те годы он активно печатался в альманахе "Сахалин". И в вышеназванной книге более трети рассказов - именно о нашем острове.
Так что на церемонии награждения я испытал законную гордость за своих (по выражению Анатолия Кима) "братьев по Сахалину". И еще - за то, что сахалинская школа в российской прозе признана на самом высоком уровне.
А на следующий день, когда лауреаты немного отдохнули от лавров и почестей, они с радостью согласились ответить на вопросы - специально для читателей "Региона".
- Что чувствует лауреат, когда слышит свое имя из уст председателя жюри?
Анатолий Ким : - Я ощутил глубокую удовлетворенность за "Белку". За то, что она доскакала, наконец, до премии. Она была написана и опубликована более 20 лет назад, потом была переведена на многие иностранные языки, по ней написано несколько диссертаций и монографий… Все эти годы "Белка", конечно же, знала, что она - выдающееся произведение художественной прозы. А теперь это объявлено было во всеуслышание. Я очень рад за нее.
Александр Яковлев : - А у меня, если честно, было состояние, близкое к полуобморочному. То есть ты слышишь твое имя, но как-то не очень себя персонифицируешь с человеком, которого назвали. Как-то раздваиваешься и думаешь в первую минуту: то ли это шутка, то ли галлюцинация? В общем, состояние неадекватное, но я желаю всем литераторам его испытать хотя бы раз в жизни.
- Какую роль в вашей творческой судьбе сыграли годы, прожитые на Сахалине?
Анатолий Ким : - Сахалин кроме внешнего очарования имеет еще свой внутренний поэтический характер. Он проявляется в ландшафте, в океане, высоких травах, огромных лопухах… А самое главное - в сердцах сахалинцев. Я думаю, что почти все сахалинцы - в глубине души поэты и художники, потому что душа не может по-иному откликаться на красоту, которой она окружена. Во мне тоже проснулся художник именно на Сахалине. Там у меня прошли недолгие годы, но они были решающие. Я благодарен судьбе за то, что в годы отрочества и ранней юности оказался именно на Сахалине. Оттуда я поехал на большую землю уже художником, уверенный, что литература - мой единственно верный путь.
Кстати, на Сахалине я начал писать. Первые робкие стихи - свободные, без рифм, иначе - верлибры. Но в журналах и издательствах к моим творениям отнеслись очень сурово. И я недоумевал: ведь мои поэтические переживания были очень сильны, я целый мир открыл для себя! А в ответ - полное равнодушие. И тогда я эти стихи перестал показывать. Позже они публиковались во многих журналах, но отдельной книгой так и не вышли. Возможно, я их все-таки соберу вместе и выпущу сборник.
И первые свои рассказы, самые ранние, я писал из великой ностальгии по Сахалину. Сидел в Москве, никому не известный, без всякой надежды опубликовать хотя бы строчку! Мой дебют растянулся на 10 лет. Я ходил по редакциям с рассказами, которые написал от великой любви к Сахалину - и не мог "пробить" ни одного. А писалось просто неистово, в полном одиночестве среди толпы, в невозможной ситуации для живой души! Но потом моя книга "Собиратели трав" все-таки вышла, и весь мир оценил ее. Сегодня, куда бы я ни приехал, если там интересуются русской литературой и знают меня, то в первую очередь знают мои сахалинские рассказы и повести.
Александр Яковлев : - Три сахалинских года сыграли роль просто очень большую. Ведь та книга, за которую я получил вчера премию, пожалуй, наполовину состоит из рассказов, либо написанных на Сахалине, либо написанных по сахалинским воспоминаниям, впечатлениям. Несмотря на полтора десятка лет разлуки, остров продолжает жить во мне и в любом случае остается какой-то питающей средой для творчества. Все, что удалось мне сочинить после Сахалина - по большому счету тоже можно считать сахалинским. Неважно, где это было написано.
Когда в 2003 году меня пригласили на 45-летие Сахалинского книжного издательства, я с радостью прилетел - и как будто вернулся назад в те годы! Было очень приятно, что остров меня узнал, а мне удалось повидать многих знакомых и друзей, которые как были, так и остались совершенно замечательными людьми.
- Сейчас все чаще говорят, что Россия перестала быть самой читающей в мире страной. Так ли это на ваш взгляд, возродится ли вскоре интерес к чтению?
Анатолий Ким : - Никого здесь винить нельзя. Нельзя говорить, что русский читатель изменил своей любви к чтению, а писатели перестали писать те вещи, которые были бы интересны миллионам. Русский читатель остался самым читающим, количественно я не вижу никакого спада. Другое дело - они читают не совсем то, что нам бы хотелось. Дело тут в том, что наступило время, когда общество - и всемирное, и наше, постсоветское - приняло доктрину потребления. Вот и к книге стало такое же отношение - потребительское. Книгу теперь читают, словно едят гамбургер - чтобы потом отбросить бумажную тарелку и бежать дальше. Поэтому и появилась масса литературы, над которой не надо задумываться. Это книги, чтобы в метро не скучать, перед сном пробежать глазами пару страниц… Такое чтение лишь заполняет психическую паузу между непрерывным желанием как можно больше преуспеть в этой жизни - заработать, удержаться на плаву, разбогатеть. Поэтому у многих просто не хватает на серьезные книги духовных ресурсов. Хотя привычка к чтению в России осталась, мы по-прежнему самая читающая в мире страна.
Но я уверен - ресурсы духовности у нас настолько велики, что ситуация обязательно изменится. Мы лишь на время как бы заразилась тем, что нам чужеродно - этой заразой потребительства, откровенной наглостью чистогана - но постепенно начнем выздоравливать. Я не знаю, как скоро наступит это время, но оно придет непременно.
Александр Яковлев : - Я оптимист по натуре, и у меня такое ощущение, что некий ренессанс в литературе уже начался. Об этом, кстати, говорили и писатели, выступавшие здесь, на этой встрече. Уже ощущается явная поддержка серьезной литературы со стороны различных структур. Сам факт учреждения премии "Ясная Поляна" - тому лишнее подтверждение. Естественно, эту премию никогда не получит ни один самый раскрученный автор коммерческой литературы. Радует, что таких премий - все больше. Но дело не только в этом. Мне кажется, народ уже понемногу наелся "литературной жвачки". Глядя на молодежь, я все чаще замечаю, что ей тоже надоело ходить в дураках, ей хочется серьезного разговора - о самых важных вещах в жизни. Так что надежда есть.

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009